Архив рубрики «Риторика»

Риторика опирается на следующие науки:
* философия,
* логика,
* психология,
* педагогика,
* этика,
* эстетика,
* литературоведение,
* лингвистика.
Специалистов разного профиля интересуют различные аспекты красноречия. Лингвисты разрабатывают теорию культуры речи, дают рекомендации, как говорить правильно. Психологи изучают вопросы восприятия и воздействия речевого сообщения. Логика учит оратора последовательно и стройно излагать свои мысли, правильно строить выступление.
Риторика как учебный предмет определяется так:
Риторика — это филологическая дисциплина, объектом которой являются теория красноречия, ораторское искусство, способы построения выразительной речи в разных жанрах письменной и устной речи.
Многие современные исследователи рассматривают ораторское искусство как один из специфических видов человеческой деятельности.
Ораторское искусство лишь условно называется искусством, в значительной степени — это деятельность, овладеть которой можно, если даже у человека нет для этого особых данных.
На протяжении веков на первый план выдвигались разные стороны ораторского искусства. Во времена греческой античности одной из ведущих была формула «риторика — искусство убеждать». В теории римского красноречия наиболее популярно было определение Квинтилиана: риторика — это «искусство говорить хорошо». Во времена Средневековья и Возрождения актуальной была такая трактовка: риторика — это искусство украшения речи. Таким образом, ораторское искусство — явление историческое. Оценивая деятельность того или иного оратора, мы всегда должны учитывать ту историческую эпоху, которая его породила.

Ораторское мастерство, или как его стали называть ораторское искусство, зародилось еще в Древней Греции. Разумеется, «искусство говорить» ценилось всегда и везде. Существуют упоминания о том, что уже в Древнем Китае и Индии чрезвычайно ценились люди, владевшие даром убеждения. А по более ранним источникам можно судить, что уже жрецы Древнего Египта отлично владели тайнами науки слова, что во многом и создавало им репутацию «служителей богов».
Однако до своего появления в Древней Греции, ораторское мастерство считалось скорее талантом, и сколько-нибудь научной и теоретической основы под собой не имело. Только на территории Греции, наиболее просвещенного государства своего времени, ораторское искусство, обрело, наконец, научное обоснование, и что более важно – получило научный статус, т.е. стало подлежать изучению и обучению.
Именно в Древней Греции появились и первые курсы ораторского искусства. Считалось, что хороший оратор должен ставить перед собой три задачи – объяснять, побуждать, и услаждать. Таким образом, любая публичная речь должна была содержать объяснения чего-либо, побуждать к каким-либо действиям (или мыслям), но самое главное – доставлять удовольствие слушающим – как оригинальностью мыслей, так и искусством их изложения. Соответственно, обучение на таких курсах шло также по нескольким направлениям – постановка голоса и дикции, обучение этике и философии (то есть умению мыслить), а также освоение приёмов работы с аудиторией и методов воздействия на слушателей через речь. Такие курсы в Афинах и других греческих городах имели чрезвычайный успех. Риторика являлась одним из тех, обязательных предметов, владение которым отличало просвещенного гражданина Афин от дикого варвара.
Ораторское искусство ставилось обществом фактически во главу угла, почиталось высшим искусством. Влияние риторики на государственные дела, а также на настроения людей было очень сильным. Неудивительно, что выдающиеся мастера этого дела, такие как Демосфен, Горгий и Сократ занимали видные государственные должности, и пользовались целым рядом привилегий.
Зачем же современному человеку владеть этим искусством? Ответ на этот вопрос очень простой: “Человек говорил, говорит и будет говорить”. Именно речь является основным инструментом взаимодействия людей друг с другом. Ораторское искусство, сегодня, необходимо политикам, журналистам, преподавателям, юристам, менеджерам, руководителям – одним словом всем, кто так или иначе работает с людьми. Именно на курсах ораторского искусства вас научат внятно, звучно и убедительно излагать свои мысли, отстаивать свою точку зрения, правильно держать себя на людях, избавят от страха перед публичными выступлениями. Красивый тембр голоса, четкая дикция, интонационная выразительность и уверенность в собственных силах – все это позволит вам добиться успеха в жизни, вне зависимости от той специальности, в которой вы работаете.

«Красноречие» — слово чисто русского происхождения, означающее умение говорить привлекательно, красиво, красно, убедительно. Этим же словом, издавна называли риторику – науку об ораторском искусстве.

В древней Руси красноречие называлось вещанием. Вещание разви­валось главным образом на народных собраниях — вечах. В этот период, кроме вещания, развивались и такие виды красноречия, как торжественная, или достохвальная, военная и дипломатическая речи. Центрами «ученой» риторики являлись Киевская и Мос­ковская духовные академии.

В 1620 была написана первая русская книга по риторике. По ней более 70 лет обучали православных священников искусству красноречия в Москве, Новгороде, Ярославле, Ниловой пустыне, Соловецком монастыре. «Риторика» состояла из двух книг: «Об изобретении дел» и «Об украшении слова». Текст написан в вопросах и ответах, имитируя диалог учителя и учени­ка.

Русская церковь всегда уделя­ла много внимания совершенствованию вербального воздействия на слушателей. Развивалась гомилетика — разновид­ность ораторской речи, представленная в религиозных пропове­дях. В 1804 году Синодом был издан учебник по гомилетике «Руко­водство к церковному красноречию», который включал в себя советы священнослужителю практически на все случаи жизни, а также примеры из ранее прочитанных образцовых проповедей.

До Ломоносова все учебники и материалы по риторике были рукописными. Его трактат «Краткое руководство к красноречию», изданный в 1747 году, стал и первым печатным учебником, и первым фундамен­тальным научным трудом. Здесь переработаны предшествующие сочинения, предложен стиль риторических описаний в России не только XVIII веку, но и последующим векам. Трактат состоит из нескольких частей: 1) Изобретение; 2) О украшении; 3) Располо­жение;

4) О произношении. Во всех этих частях даются практические советы оратору.

Временем расцвета русской риторики следует считать первую половину XIX века, и особенно период после войны 1812 года, ког­да подъем общественных и патриотических настроений побуждал к развитию словесных наук, и прежде всего риторики, которая описывала как общие правила отдельных видов и родов словесности, так и правила создания сочинений. В русской риторике в основу подхода к «расположению» лег принцип семи античных основных компонентов речи (вступление, изложение, определение темы, доказательство, опровержение, отступление и заключение), которые рассматривали логические правила и законы в тесной свя­зи с вопросами выбора тона и стиля. «Изобретение давало спосо­бы думать и, думая, соединять одну мысль с другой. Расположе­ние учит соображать и, соображая, давать направление рассудку и нравственному чувству. Расположение есть действие Рассудка и Нравственного чувства, которые от частых соображений, от ча­стых примеров, сами, наконец, образуются, укрепляются и принимают надлежащее направление».

Вторую половину XIX века можно назвать временем постепен­ного упадка риторики. Из школы постепенно изгонялись прозаи­ческие деловые, научные, ораторские виды речи. При обучении язы­ку и литературе использовались только художественные тексты. В трудах, написанных в тот период, излагаются требования к оратор­скому искусству, используемые на практике. Однако эти требова­ния не находили широкого распространения в образовании.

В первые годы советской власти наблюдался подъем и интерес к устному слову. В 1918 году был создан даже Институт живого сло­ва, однако он просуществовал недолго. Содержание и форма, так необходимые риторике, подменялись революционной страстностью и убежденностью оратора. Выходившие в свет брошюры отлича­лись пропагандистской направленностью и не содержали всесто­роннего подхода к речевой деятельности, тем более к устной. «Обес­цвеченный чиновничий язык», пропущенный через газетные фразеологизмы, нашел отражение в творчестве А. Платонова.

Искусство публичного слова советского направления в России связано с развитием университетского красноречия. Лишенная парламентских форм демократии, как и других, более или менее свободных общественных трибун, передовое красноречие стреми­лось к университетским аудиториям, было чутко к влияниям вре­мени, обращалось к молодому поколению, туда, где живое слово усилиями смелых ученых начинало развиваться и совершенство­ваться на благо науки и общественного прогресса.

Динамизм социально-политических процессов современности предполагает по-новому оценить соотношение письменной и устной форм речи. Задача письменной грамотности решается в условиях средней школы. В советское время устная речь находилась несколько в сто­роне от государственных проблем образования. Сегодня, недостаток зна­ний в области устной речи призвана компенсировать учебная дис­циплина «Русский язык и культура речи». Такое название дисциплины в Государственном образовательном стандарте мас­кирует риторический смысл и содержание изучаемого предмета, а также исключает возможность подготовки учителей и препода­вателей риторики. Введение обязательной риторической дисцип­лины для студентов предполагает соответствующую переподготовку всего преподавательского состава вузов. На кафедре культуроло­гии ИППК МГУ им. М.В. Ломоносова соответствующий опыт уже накоплен и его следует распространить среди других кафедр и факультетов, а также технических вузов.

Стройная система проведения занятий по риторике сложилась в ряде вузов России. При этом, отношение к этой дисциплине, как к раз­влекательной или даже экзотической, приводит к си­туации, когда практические занятия планируются в группах из 30 — 35 студентов. По мнению самих студентов, подобное отно­шение к родному языку по сравнению с иностранными форми­рует у русских людей пренебрежительное речевое поведение в общении с сопле­менниками…

Как говорил Цицерон, хорошее выступление должно быть взволнованным. Но часто перед оратором встает вопрос не только о том, как подготовить волнующую речь, но и как справиться со страхом публичного выступления.

Даже те, кто по роду своей деятельности часто выступают, в начале произнесения речи нередко ощущают смущение и волнение. То же самое, вероятно, может происходить и с Вами.

Если Вы намерены красноречиво излагать свои мысли на публике, следуйте тому, что делали великие мастера ораторского искусства.

Стать хорошим оратором Вам помогут следующие 4 правила.

Правило 1

Поставьте себе цель достичь вершин ораторского мастерства и ежедневно работайте над собой в этом направлении. Пусть Вас в Ваших начинаниях стимулируют слова сенатора США Чонси М. Депью:

«Никакая другая способность, которой может обладать человек, не даст ему возможности с такой быстротой сделать карьеру и добиться признания, как способность хорошо говорить».

Умение произносить убедительные и яркие речи откроет Вам двери в любых сферах Вашей жизни.

Правило 2

Тщательно продумывайте свое выступление. Отрепетируйте его не менее 5 раз, но не заучивайте наизусть. Никогда не рассчитывайте разобраться на месте, — любой экспромт должен быть хорошо подготовленным. Хорошо спланированная речь — на 90% произнесенная речь.

Готовясь к выступлению заблаговременно, Вы избавите себя от сковывающего страха и волнения. Начав выступление, исполнитесь решимости произвести на слушателей яркое впечатление и произнести эффектную речь.

Правило 3

Наполнитесь уверенностью и бодростью. Дышите глубоко в течение 30 секунд до того, как выйдите к аудитории — приток кислорода взбодрит Вас и придаст смелости.

Если Вы чувствуете растерянность, говорите и ведите себя так, словно Вы отлично владеете собой. Соберите всю свою волю, сконцентрируйтесь на ощущении абсолютной уверенности в себе, и Вы удивитесь, как быстро отступит страх.

Справиться с волнением помогает следующий прием, используемый в ораторском искусстве. Смотрите прямо в глаза Вашим слушателям и начинайте говорить так, как будто они должны Вам деньги.

Представьте, что это так, и что они собрались для того, чтобы просить Вас отложить срок уплаты, а Вам очень нужны деньги. Как Вы будете говорить после этого?

Правило 4

Постоянно практикуйтесь. Справиться со страхом и неуверенностью можно только действием. Поэтому всегда используйте любую возможность выступить публично: произнести тост на свадьбе, провести семейный праздник, прочитать доклад в отделе.

Говорите как можно больше – это самый верный способ обрести уверенность в себе и виртуозно овладеть ораторским мастерством.

«Программа воспитания в детском саду» включает следующие виды работы по обучению речи на специальных занятиях: воспитание звуковой культуры речи детей; обогащение словаря; формирование грамматических навыков; обучение связной речи — монологу и диалогу — в связи с ознакомлением с окружающим: с бытовой и производственной деятельностью людей, с природой, с общественной жизнью (при участии в подготовке и проведении утренников, посвященных всенародным праздникам); ознакомление с художественной литературой; заучивание наизусть.
Конечной целью работы является овладение каждым ребенком связной речью: на седьмом году жизни ребенок должен уметь пользоваться монологической формой речи для описания окружающих предметов, для повествования о пережитых им событиях, для элементарного рассуждения о причинах и следствиях известных ему явлений.
В его монологе должны соответствовать литературной норме: грамматическая структура предложений (со стороны морфологии и синтаксиса), употребление лексем, фонологическое оформление речи (со стороны дикции, орфоэпии, просодии — интонации).
К монологической речи воспитатель ведет ребенка через постепенное усвоение каждого компонента (грамматики, лексики, фонологии) в отдельности: воспитатель разговаривает с детьми, помогая им овладеть диалогической речью, в которой каждая реплика — синтаксически оформленное предложение; но чтобы правильно строить предложения, надо научиться различать на слух и понимать морфологические формы слов, следовательно, надо учить детей словоизменению — склонению и спряжению; склонять и спрягать целесообразно только те слова, лексический смысл которых понятен, отсюда задача воспитателя — по возможности обогащать словарный запас каждого ребенка; понимать лексическое значение слова, грамматические значения его форм, смысл интонации предложения можно лишь в том случае, если научиться выделять на слух в чужой речи фонемы и просодемы, а это становится возможным, если научишься сам артикулировать звуки речи и модулировать интонацию фразы — весь состав ее просодем; следовательно, задача воспитателя — совершенствовать звуковую сторону речи ребенка.
Осваивая монологическую речь, дети как бы перенимают ее из уст воспитателя, который рассказывает им о реальных событиях, описывает реальные предметы или рассуждает о причинах и следствиях реальных явлений. В своем повествовании, описании, рассуждении воспитатель опирается на жизненный опыт детей и одновременно расширяет этот опыт (знакомит с окружающими).
В свободном речевом общении с детьми воспитатель обращается к ним со связной речью, состоящей, как минимум, из законченного предложения. В предложении воспитатель выделяет те слова, лексическое значение которых нужно пояснить детям. («Посмотрите, дети, кто к нам пожаловал, — говорит воспитатель, показывая новые игрушки. — Это тигр, тигрица и тигренок!» Обращаясь поочередно к каждому ребенку, он предлагает им повторить названия зверей: «Теперь ты, Андрей, скажи: тигр»). В тексте же выделяет воспитатель определенные словоформы и словосочетания, если учит детей употреблению грамматических форм. («Скажи, Андрюша, к кому приблизился тигренок: к тигру или к тигрице?» — «Он приблизился к тигрицу» (малыш искажает дательный падеж). — «Нет, надо сказать: «К тигрице», — учит воспитатель. Ребенок снова произносит это предложение и старается исправить ошибку.) Из текста выделяет воспитатель и отдельный звук, чтобы поучить ребенка правильно его артикулировать. («Тиггица», — говорит малыш, картавя, т. е. искажая звук [р]. «А ты, Андрюша, помнишь, как рычат звери? — спрашивает воспитатель. — Гыр-р-р, гы-р-р-р». Мальчик вступает в игру, тоже «рычит» и в конце концов овладевает артикуляцией трудного для него звука.)
Так же примерно работает воспитатель над связной речью и ее компонентами на специальных занятиях: он читает или рассказывает детям связный текст (разного объема на разных возрастных этапах), из которого вычленяет предложения и словосочетания, если тренирует детей в употреблении грамматических форм; словосочетания и отдельные слова, если ему предстоит объяснить детям их лексическое значение; вычленяет отдельные звуки речи, если тренирует детей в правильном произношении.
Обычно занятия по развитию речи детей начинаются чтением — слушанием художественного произведения или монологическим рассказом воспитателя о действительном событии или специально подготовленной беседой (диалогом). После того как дети послушали связную речь (монолог или диалог), их упражняют на адаптированном (приспособленном для целей обучения) языковом дидактическом материале — на отдельных словах, словосочетаниях, звуках, звукосочетаниях — в целях выравнивания навыков лексических, грамматических, фонетических.
Отдельные занятия могут быть посвящены развитию навыков грамматических, произносительных (для совершенствования дикции и интонации); развитию лексических навыков (способности понимать смысл слов высоких степеней обобщения, например, пониманию слова игрушка в отличие от кубик, мишка; пониманию слова растение в отличие от трава; пониманию слова трава в отличие от подорожник, клевер и т. д.). На таких занятиях работа над связным текстом носит подчиненный характер и занимает меньшее количество учебного времени, но не исключается совсем.

Различия в определении предмета и задач риторики на протяжении ее истории сводились, по сути, к различиям в понимании того, какую именно речь следует считать хорошей и качественной. Сложились два основных направления.
Первое направление, идущее от Аристотеля, связывало риторику с логикой и предлагало считать хорошей речью убедительную, эффективную речь. При этом эффективность тоже сводилась к убедительности, к способности речи завоевать признание (согласие, симпатию, сочувствие) слушателей, заставить их действовать определенным образом. Аристотель определял риторику как «способность находить возможные способы убеждения относительно каждого данного предмета».
Второе направление также возникло в Древней Греции. К числу его основателей относят Исократа и некоторых других риторов. Представители этого направления были склонны считать хорошей богато украшенную, пышную, построенную по канонам эстетики речь. Убедительность продолжала иметь значение, но была не единственным и не главным критерием оценки речи. Следуя Ф. ван Эемерену, направление в риторике, берущее начало от Аристотеля можно назвать «логическим», а от Исократа – «литературным».
В эпоху эллинизма «литературное» направление укрепилось и вытеснило «логическое» на периферию дидактической и научной риторики. Это произошло, в частности, в связи со снижением роли политического красноречия и повышением роли церемониального, торжественного красноречия после падения демократических форм правления в Греции и в Риме. В Средневековье такое соотношение продолжало сохраняться. Риторика стала замыкаться в сфере школьного и университетского образования, превращаться в литературную риторику. Она находилась в сложных взаимоотношениях с гомилетикой – учением о христианском церковном проповедничестве. Представители гомилетики то обращались к риторике, чтобы мобилизовать ее инструментарий для составления церковных проповедей, то вновь отгораживались от нее как от «языческой» науки. Преобладание «декоративно-эстетического» представления о собственном предмете углубляло отрыв риторики от речевой практики. На определенном этапе сторонники «литературной» риторики вообще перестали заботиться о том, годятся ли их речи для эффективного убеждения кого-либо. Развитие риторической парадигмы в данном направлении завершилось кризисом риторики в середине 18 в.
Соотношение сил изменилось в пользу «логического» направления во второй половине 20 в., когда на смену старой риторике пришла неориторика, или новая риторика. Ее создатели были преимущественно логиками. Они создавали новую дисциплину как теорию практического дискурса. Наиболее весомую часть последней составила теория аргументации. Сферой интереса неориторики вновь была объявлена эффективность воздействия и убедительность речи и текста. В связи с этим неориторику иногда именуют неоаристотелевским направлением, особенно если речь идет о неориторике Х.Перельмана и Л.Ольбрехт-Тытеки.
Неориторика не отвергла результатов, полученных в русле «литературного» направления. Более того, некоторые исследователи риторики по сей день уделяют преимущественное внимание эстетическим качествам речи (сторонники риторики как науки о художественно-выразительной речи: в некоторой степени авторы Общей риторики, В.Н.Топоров и др.). Сегодня можно говорить о мирном сосуществовании и взаимном обогащении «логического» и «литературного» направлений при доминировании первого.
Большинство определений, даваемых риторике различными ее исследователями на протяжении веков, помещают дисциплину в русло одного из двух охарактеризованных направлений. Новые представления о дисциплине отражаются в ряде современных определений риторики.
Определения в русле «логического» направления: искусство правильной речи с целью убеждения; наука о способах убеждения, разнообразных формах преимущественно языкового воздействия на аудиторию, оказываемого с учетом особенностей последней и в целях получения желаемого эффекта (А.К.Авеличев); наука об условиях и формах эффективной коммуникации (С.И.Гиндин); убеждающая коммуникация (Й.Коппершмидт); наука речевых действий.
Определение в русле «литературного» направления: Филологическая дисциплина, изучающая способы построения художественно-выразительной речи, прежде всего, прозаической и устной; близко соприкасается с поэтикой и стилистикой (В.Н.Топоров).

Традиционно различаются общая и частная риторика. Общая риторика представляет собой науку об универсальных принципах и правилах построения хорошей речи, не зависящих от конкретной сферы речевой коммуникации. Частная риторика рассматривает особенности отдельных видов речевой коммуникации в связи с условиями коммуникации, функциями речи и сферами деятельности человека. В современной риторике термин «общая риторика» имеет также второе значение – одно из направлений новой риторики. Начало использованию этого термина положил выход в свет книги Дюбуа Ж. и др. Общая риторика. Иногда «общая риторика» используется как синоним «неориторики».
В античных учебниках риторики различались три функциональных типа речи: совещательная (склоняющая или отклоняющая), судебная (обвинительная или защитительная) и торжественная, церемониальная или показательная (хвалебная или порицающая) речь. Совещательная речь использовалась в политическом красноречии. Она должна была исходить из ценностных категорий полезного и вредного. Судебная речь основывалась на категориях справедливого и несправедливого, а церемониальная – на категориях хорошего и дурного. В Средневековье преобладающим видом красноречия было церковное красноречие, исходившее из категорий угодного и неугодного Богу.
В новое время статус различных сфер социальной коммуникации относительно уравнялся. К традиционным видам красноречия – политическому, судебному, торжественному и богословскому добавились новые – академическое, деловое и публицистическое красноречие.
Ныне можно различать столько же частных риторик, сколько существует сфер коммуникации, функциональных разновидностей языка, а в ряде случаев – и более мелких функциональных подразделений (например, риторика телевизионного выступления является подразделом публицистической риторики).
Наибольшее воздействие на общественное сознание в каждую эпоху оказывают доминирующие виды речевой коммуникации. Поэтому и изучающие их риторические дисциплины привлекают наибольший интерес. В настоящее время это риторика средств массовой информации, политическая и деловая (коммерческая) риторика.
Среди других подразделений риторики – деление на теоретическую, прикладную и тематическую риторику. Теоретическая риторика занимается научным исследованием правил построения качественной речи, а прикладная использует найденные правила и закономерности, а также лучшие образцы наиболее успешных речей, в практике обучения словесности. Теоретическая и прикладная риторика тождественны научной и учебной риторике. Тематическая риторика рассматривает объединение различных видов словесности вокруг одной важной темы, например, выборов президента. Она получила распространение в США.

Части, или каноны, риторической разработки речи были определены еще в античности. Их состав на протяжении веков существенных преобразований не претерпел. В неориторике 20 в. изменился лишь объем исследовательского внимания, уделяемого отдельным канонам. Практически все неориторические исследования касаются аргументации (один из подразделов канона dispositio) и типов преобразований плана выражения и плана содержания (один из подразделов канона elocutio). Всего же различаются пять канонов.
Нахождение или изобретение материала речи или текста (inventio). Нахождение охватывает всю совокупность мыслительных операций, связанных с планированием содержания речи или текста. Автору необходимо определить и уточнить тему (если она не задана заранее), выбрать способы ее раскрытия, доводы в пользу отстаиваемого тезиса и другие элементы содержания.
Основными критериями отбора материала являются авторское коммуникативное намерение (интенция) и характер аудитории, к которой автор собирается обратиться.
В видах красноречия, которые обслуживают открытое состязание различных точек зрения (прежде всего, судебное и политическое), рекомендуется выделить основной спорный пункт и вокруг него строить речь. Этот основной пункт должен подвергаться проверке с помощью ряда так называемых статусов: статуса установления (истец утверждает, что ответчик оскорбил его, а ответчик отрицает факт оскорбления – задача судей установить, имело ли оскорбление место); статуса определения (при одном определении оскорбления высказывание ответчика в адрес истца может считаться оскорблением, а при другом – не может), статуса квалификации (например, судьи должны определить, были ли превышены пределы необходимой обороны) и некоторых других.
В старой риторике материал подразделялся по конкретным делам (causa) и общим вопросам (quaestio). Выведение последних из первых осуществлялось путем отвлечения от конкретных обстоятельств дела. Например, из конкретного дела «кандидат N во время последней избирательной кампании был дважды уличен во лжи» можно вывести общий вопрос «допустимо ли лгать во имя получения власти?» Общие вопросы в свою очередь подразделяются на практические (как в приведенном примере) и теоретические, например, «в чем состоит предназначение человека?» В современных работах по риторике предпринимаются попытки уточнить это подразделение материала. Предлагается, в частности, различать материал энциклопедический, эмпирический, «опирающийся на данные, добытые самим автором», и компаративный, «приводящий в соответствие эмпирический и энциклопедический».
В зависимости от роли материала в развитии темы и от отношения к нему слушателей, старая и новая риторика определяют степени правдоподобия, которым должен отвечать материал. Высокой степенью правдоподобия должен отличаться материал, важный для развития и объяснения темы. Эта степень достигается отбором привычного материала, соответствующего ожиданиям слушателей или читателей. Наивысшей степенью правдоподобия должен обладать сам тезис и наиболее сильные доводы в его пользу. Наивысшая степень правдоподобия достигается с помощью парадокса или неожиданного вопроса, представляющих тезис как истину, а его противоположность – как ложь. Низкой степенью правдоподобия может отличаться материал, который не интересует слушателей или читателей, но который автор все же включает в текст для достижения содержательной полноты. Неопределенная степень правдоподобия может отличать материал, предъявлять который перед данной аудиторией опасно, неудобно, неприлично и т.д. Автор должен сказать, что он в истинности данного материала не уверен. Наконец, скрытой степенью правдоподобия отличается материал, оценка которого выходит за пределы интеллектуальных возможностей данной аудитории.
К способам раскрытия темы относится, в частности, будет ли тема подаваться в проблемном виде или описательно, в виде бесстрастного логического рассуждения или эмоционально. Эти различные способы старая и новая риторика возводит к источникам или модусам убедительности. Таких модусов три: логос, этос и пафос.
Логос – это убеждение посредством апелляции к рассудку, последовательностью доводов, построенных по законам логики.
Этос – убеждение посредством апелляции к признаваемым аудиторией моральным принципам. Поскольку общие моральные принципы и ценности известны (справедливость, честность, уважение к святыням, преданность родине и т.д.), автору, желающему строить убеждение в этосе, остается лишь подобрать подходящие к случаю и наиболее близкие аудитории принципы.
Пафос означает возбуждение эмоции или страсти, на базе которой и происходит убеждение. Учение о возбуждении страстей было разработано уже в старой риторике. Были описаны эмоции, успех в возбуждении которых означал и успех в убеждении: радость, гнев, надежда, страх, грусть, энтузиазм, отвага, гордость и др.
Риторика рекомендует в общем случае подбирать материал так, чтобы активизировать все три модуса убедительности. В тексте должна быть представлена логическая последовательность рассуждений, доводы должны опираться на моральные принципы и апеллировать к эмоциям аудитории. При этом модусы убеждения должны быть приведены в гармонию друг с другом и с темой. Возбуждаемые эмоции должны соответствовать теме. Резкие скачки от рационального убеждения к эмоциональной речи недопустимы – нужны плавные переходы.
Первый канон риторической разработки речи включает также подраздел о содержательных источниках изобретения материала, в частности, об источниках изобретения доводов и аргументов. Эти источники выстроены в иерархию – от наиболее абстрактных к наиболее конкретным. На наиболее высоком уровне абстракции находятся так называемые общие условия дела, описываемые последовательностью вопросов: Кто? Что? Где? Как? С помощью кого? При посредстве чего? Когда? Зачем? Почему? Каждый из вопросов задает область дальнейших содержательных уточнений. Эти уточнения называются риторическими местами или топосами (греч. topoi, лат. loci). В современной вузовской риторике они именуются также «смысловыми моделями» или «схемами», а сам подраздел – топикой. Топосы представляют собой частные стандартизированные аспекты рассмотрения любой темы. В риторике за период ее существования накопилось довольно большое количество мест, которые, тем не менее, сводимы к обозримому числу групп. Одна из возможных группировок выглядит следующим образом:
1) Условия: Кто? Что?
Топосы: определение предмета; род и вид; часть и целое; тождество, подобие и сравнение – сходства и различия и т.д.
Пример развития темы: предмет (что?) – компьютер; аудитория (для кого?) – для филологов; определение компьютера, внутренняя архитектура (центральный процессор, постоянное запоминающее устройство и др.); периферийные устройства, сети, состоящие из нескольких компьютеров, глобальная сеть и т.д. Сравнение: компьютер и абак, компьютер и телевизор, компьютер и мобильный телефон (общие функции) и т.д.
2) Условия: Как? С помощью кого? При посредстве чего?
Топосы: методы, способ и образ действия, взаимосвязанные субъекты и объекты, инструменты и т.д.
Пример: принципы действия компьютера (передача электрических сигналов, полупроводниковые матрицы, оптический сигнал, цифровое кодирование сигнала), роль человека-оператора, программное обеспечение.
3) Условия: Где? Когда?
Топосы: место – географически, социально (в каких слоях общества); расстояние (близко-далеко); время (утро-день-ночь), эпоха (современная, классическая) и т.д.
Пример: история возникновения компьютера, страны, где впервые появились компьютеры, социальные структуры (сначала – только производственное и служебное использование). Время возникновения: 20 в. Счетные машины прошлых веков и т.д.
4) Условия: Зачем? Почему?
Топосы: причины, цели, намерения, последствия и т.д.
Пример: почему возникли компьютеры, для чего они сегодня используются, к чему может привести глобальная компьютеризация, последствия в виде информационных войн и т.д.
Каждую группу мест составитель речи или текста может наполнять в зависимости от собственных потребностей, исключая некоторые топосы или добавляя новые. Необходимо также иметь в виду, что структура мест ни в коей мере не идентична структуре самой речи или текста. Это лишь вспомогательная структура, помогающая подбирать содержательное наполнение.
В современной дидактической риторике можно встретить отождествление понятий «места» (loci) и «общие места» (loci communes). Между тем, в теоретической риторике, начиная от Аристотеля, эти понятия не являются тождественными. Под «общими местами» подразумеваются не стандартизированные аспекты рассмотрения любой темы, а содержательно определенные места, служившие «для эмоционального усиления уже имеющихся доводов… рассуждения о необходимости чтить богов, законы, государство, заветы предков, а также о том гибельном ущербе, который грозит этим оплотам человеческого общества, если обвиняемый не окажется осужденным (по мнению обвинителя) или оправданным (по мнению защитника). По отвлеченности своего содержания эти мотивы могли одинаково развиваться в речах по любому поводу: отсюда их название» (М.Л.Гаспаров).
Методика распространения и обогащения найденного с помощью техники риторических мест содержания получила название риторической амплификации.
Расположение или композиция материала (dispositio). В эту часть входит учение о порядке расположения и об основных блоках структуры текста или речи. Основу канона «расположение» составило учение о хрии, или о композиции речи. На базе учения о хрии возникли такие современные дисциплины, как учение о литературной композиции и теория композиции как часть теории текста.
Основных блоков структуры текста или речи насчитывается от трех (вступление – основная часть – заключение) до семи (вступление – определение темы с ее подразделениями – изложение – отступление – аргументация или доказательство собственного тезиса – опровержение – заключение). К этим блокам можно добавить еще один блок – заглавие текста.
Подробное разделение используется для текстов, относящихся к функциональным разновидностям языка (научной и деловой речи, публицистике). Оно не всегда применимо к анализу художественных произведений. Для обозначения структурно композиционных частей последних в литературоведении чаще используется другой ряд терминов: зачин – завязка – кульминация – развязка – концовка.
1. Заглавие. Как отдельный блок в традиционной риторике не выделялось. Значение заглавий возросло с развитием риторики массовой коммуникации. Здесь заглавие (или название телепрограммы) стало рассматриваться как средство привлечения внимания адресата к тексту газетной публикации или к телепередаче в условиях альтернативного выбора, связанного с постоянным увеличением числа поступающих к адресату сообщений.
2. Вступление. Его функции состоят в том, чтобы психологически подготовить аудиторию к восприятию темы. Вступление рекомендуется строить так, чтобы сразу же заинтересовать слушателей темой и сформировать благоприятные психологические условия ее презентации. Для этого можно обосновать выбор темы, выразить уважение к аудитории и оппонентам, показать общий содержательный фон, на котором будет развертываться тема. В зависимости от вида аудитории, характера темы и ситуации коммуникации, автор должен выбрать одно из видов вступления: обычное (для некоторых типов текстов существует стандартная форма вступлений), краткое, сдержанное, нестандартное (парадоксальное), торжественное и др.
Здесь же нужно заметить, что вступление, как и некоторые другие структурные блоки (например, аргументация), может присутствовать в тексте либо только один раз, либо сопровождать введение каждой новой подтемы.
3. Определение темы и подразделения ее. Здесь автор прямо определяет то, о чем он собирается говорить или писать далее, и перечисляет важнейшие вопросы, которые он хочет осветить (аспекты темы). В ряде жанров специальной коммуникации (учебная лекция, научная статья) здесь может быть предложен план дальнейшего сообщения. Подразделение темы должно отвечать ряду критериев: быть логически целесообразным; содержать только существенные, приблизительно равнозначные аспекты темы. Если главной задачей является убеждение аудитории, риторика рекомендует строить подразделение по нарастающей: от наименее убедительных к наиболее убедительным аспектам темы. Определение темы и тезиса может следовать как перед изложением, так и после него, предваряя аргументацию.
Прямое именование темы не обязательно для философских и художественных произведений. Более того, указание темы, особенно в самом начале, может негативно сказаться на эффективности воздействия подобного рода произведений на аудиторию.
4. Изложение. Последовательный рассказ о различных сторонах предмета в соответствии с представленным планом. Различают два метода изложения: (1) естественный, сюжетный, исторический или хронологический метод, когда отобранные факты автор представляет в их хронологической или иной естественной последовательности (сначала причина, потом следствие и т.п.); (2) искусственный, фабульный или философский метод, когда автор отступает от естественной последовательности и следует созданной им самим логике развертывания темы, желая повысить занимательность, конфликтность сообщения, удерживать внимание аудитории с помощью эффекта нарушенного ожидания. При этом после сообщения о более позднем во времени событии может следовать сообщение о более раннем событии, после рассказа о следствиях – рассказ о причинах и т.д.
5. Отступление или дигрессия, экскурс. Здесь кратко характеризуется предмет, который связан с основной темой лишь косвенно, но о котором автор считает необходимым рассказать аудитории. Не является обязательной композиционной частью. Жестко место отступления в композиции также не зафиксировано. Обычно отступление располагается либо по ходу изложения, либо после изложения и перед аргументацией. Отступление может использоваться для снятия умственного напряжения, если тема требует серьезных интеллектуальных усилий аудитории и автора, или эмоциональной разрядки, если автор случайно или намеренно затронул эмоционально небезопасную в данной аудитории тему.
6. Аргументация и опровержение. Под аргументацией понимается собрание доводов в пользу тезиса в его композиционном единстве и процесс предъявления этих доводов. Опровержение – та же аргументация, но с «противоположным знаком», т.е. собрание доводов против отстаиваемого оппонентом антитезиса, или, если основной антитезис не сформулирован – против возможных сомнений и возражений относительно тезиса, а равно процесс презентации этих доводов.
И у Аристотеля, и у неориторов аргументация (включая опровержение) считается важнейшим композиционным блоком, поскольку именно ей принадлежит главная роль в убеждении аудитории, а, следовательно, в достижении риторических целей как таковых. Учение об аргументации активно развивалось уже в старой риторике. В новой же риторике теория аргументации представляет главную ее часть.
Важнейшее разграничение в теории аргументации – это разграничение между доказательством, демонстрацией или логической аргументацией с одной стороны и риторической, диалектической аргументацией или просто аргументацией – с другой. Доказательство выполняется по формальным правилам логики: законам логического вывода, правилам построения силлогизма и общим логическим законам. Случай, когда автору удается вывести истинность тезиса путем формального доказательства рассматривается как почти идеальный. «Почти», поскольку риторы и особенно неориторы признают, что логически строгое доказательство является необходимым, но не всегда достаточным условием успешности убеждения (если аудитория, например, настроена враждебно и принципиально не желает соглашаться, или если она в силу невысокого интеллектуального уровня не в состоянии понять, что тезис уже доказан). Однако чаще формальное доказательство тезиса невозможно. В этом случае автору приходится прибегать к риторической аргументации. Так, убеждая аудиторию руководителей химических предприятий в необходимости реализации ими мер по охране окружающей среды, недостаточно просто доказать (базируясь на данных химических и биологических наук), что вещества, выбрасываемые их предприятиями, вредны для живых организмов. Это доказательство нужно подкрепить иллюстрацией, например, чем может кончиться контакт с таким веществом для детей того или иного руководителя, а также упоминанием о санкциях, грозящих тому, кто не принимает необходимые меры для обезвреживания выбросов.

Родиной красноречия считается Древняя Греция, где в 5-4 веках до н.э. зародилось ораторское искусство. Само государственное устройство — демократия — вело к активному участию граждан в политической жизни страны. Полной верховной властью обладало Народное собрание, и политический деятель обращался непосредственно к народу. Суд также совершался публично. Любой гражданин мог быть как обвинителем, так и защитником. Поэтому гражданам часто приходилось выступать в суде, в Народном собрании. А для этого нужно было убедительно говорить, отстаивать свою позицию, опровергать мнение оппонента. Таким образом, владеть ораторским искусством было необходимостью для афинян.

По словам Диогена Лаэртского, Аристотель приписывал изобретение риторики пифагорейцу Эмпедоклу, сочинение которого неизвестно нам даже по имени. Из текстов самого Аристотеля и из других источников известно, что первый трактат по риторике принадлежал ученику Эмпедокла Кораксу, любимцу сиракузского тирана Герона, политическому оратору и адвокату (судебному оратору).

Он сформулировал не лишённое интереса определение красноречия: «красноречие есть работница убеждения ». Он первый делает попытку установить чёткое деление ораторской речи на части: вступление предложение), изложение, доказательство или борьба, падение и заключение. Он же высказал положение, что главная цель оратора — не раскрытие истины, но чёткость и убедительность при помощи вероятного, для чего чрезвычайно полезны всякие софизмы.

Труд Коракса до нас не дошёл, но древние писатели сообщают нам примеры его софизмов, из которых особенной славой пользовался так называемый крокодилит. Ученик Коракса, Лисий, развивал ту же систему софистических доказательств и главным средством преподавания риторики считал заучивание образцовых речей судебных ораторов.

Из его школы вышел славившийся в своё время Горгий Леонтийский, который, по словам Платона, «открыл, что вероятное важнее истинного, и умел в своих речах малое представить великим, а великое малым, выдать старое за новое и новое признать старым, об одном и том же предмете высказывать противоречивые мнения»[источник не указан 277 дней]. Метод преподавания у Горгия тоже состоял в изучении образцов; каждый его ученик должен был знать отрывки из произведений лучших ораторов, чтобы уметь дать ответ на чаще всего выставляемые возражения. Горгию принадлежал любопытный трактат «О приличном случаю» , где говорилось о зависимости речи от предмета, от субъективных свойств оратора и аудитории, и давалось наставление, как при помощи насмешки уничтожать серьёзные доводы и, наоборот, на насмешку отвечать с достоинством. Красивое говорение Горгий противопоставлял утверждению истины .

Он приложил много сил к созданию правил относительно фигур: метафор, аллитерации, параллелизма частей фразы. Из школы Горгия вышли многие знаменитые риторы: Пол Агригентский, Ликимний, Фрасимах, Эвен, Феодор Византийский. К тому же стилистическому направлению риторики принадлежали софисты Протагор и Продик и знаменитый оратор Исократ, разработавший учение о периоде.

Направление этой школы можно назвать практическим, хотя оно и подготовило богатый психологический материал для выработки общих теоретических положений об ораторском искусстве и этим облегчило задачу Аристотелю, который даёт в своей знаменитой «Риторике» научное обоснование прежним догматическим правилам, пользуясь чисто эмпирическими приёмами.

Реклама