Архив рубрики «Развитие речи»

Приведем такой пример: Ирочка (1 год 6 месяцев) играет с куклой. Мама, включаясь в игру, спрашивает: «Как зовут твою куклу, Ирочка?» Ирочка в ответ: «А-А-А!» «А где у куклы глазки, покажи мне глазки», — продолжает мама. Ирочка, показывая на глазки, радостно выкрикивает: «А!А!А!» На мамину просьбу дать куклу, Ирочка протягивает игрушку, сопровождая свое действие звуками «аа-аа-аа!» С чем мы имеем дело в этом случае, когда здоровый ребенок в полтора года, вместо того чтобы произносить слова, использует только простой и хорошо освоенный им звук «а»?
У ребенка, развивающегося нормально (по заключению наблюдающих за ним врачей), к году появляется от 2 до 10 слов. Количество слов к концу второго года жизни малыша возрастает до 100-300 и является индивидуальной характеристикой для каждого ребенка. Однако некоторые дети до 2 лет практически не произносят слов, а пользуются жестами и отдельными звуками, количество которых тоже невелико. Большинство родителей не придают большого значения этому факту, считая главным, что ребенок их понимает и подтверждает это жестами. Это представление ошибочно, и родители поступают неправильно, если пытаются по жестам угадать желания своего ребенка. Так как малыша понимают, у него не появляется необходимости в голосовых реакциях. Понимание же речи происходит у ребенка путем установления связи между словом, произнесенным взрослым, и предметами, окружающими малыша.
Таким образом, одним из объяснений приведенного примера отставания в речевом развитии может быть недостаточное общение ребенка со взрослым, при котором взрослый уделял бы важное значение развитию голоса у ребенка и выражению своих желаний и действий не только посредством жестов, но и при помощи слов. Для малыша очень важно общение со взрослым. Чем меньше ребенок, тем больше его зависимость от мамы. Только при взаимодействии с мамой ребенок полноценно познает окружающий его мир. Чем эмоциональнее общение с малышом в первые месяцы его жизни, тем комфортнее он себя чувствует, успешнее развивается и растет. Малыш произносит больше звуков и звукосочетаний при взаимодействии с мамой, чем находясь в одиночестве. Дети, которые растут в условиях отсутствия мамы, например в Домах малютки, отстают в вокально-речевом развитии. Стадии гуления и лепета у них наступают гораздо позже, чем у малышей, живущих в семьях. Депривированные младенцы позже начинают улыбаться и смеяться, а нередко отстают от своих домашних сверстников по показателям веса и роста.
Вторая причина задержки в раннем речевом развитии ребенка может быть вызвана недостаточностью развития и функционирования двигательной (моторной) сферы.
В своих исследованиях ученые показали, что точное выполнение ребенком упражнений для ног, туловища, рук, головы подготавливает движения артикуляторных органов: губ, языка, нижней челюсти. Выявлена тесная связь между становлением речи и развитием движений пальцев рук (тонкая моторика).

Все мы хотим, чтобы наши дети научились читать как можно раньше, а главное, чтобы они охотно учились. Для этого их надо увлечь. В этом и состоит главная хитрость и главная задача нас – родителей. Маленькие дети лет до 5-6 могут быстро утомиться, считают детские психологи. В них ещё не развита социализация, т.е. их нельзя заставить, призвав к их совести, вине. Только к семи годам развитие ребенка позволит ему понять систему запретов и обязанностей.
Вот женщина купила сыну красивый букварь и картонную азбуку. Но почему-то мальчик не сел сразу учить буквы. И как только мама не уговаривала! Малыш хотел играть в машинки. Предлагаю маме подойти к вопросу творчески: «А ты не хочешь покатать букву А в машине, и буква Р тоже хочет поехать в гости к букве Ж». Увлекся? Очень хорошо! Развивайте игру дальше. Передвигайте буквы по ковру. Пусть они бегают, прыгают, шипят, чирикают, пьют чай все вместе или ещё чего-нибудь делают.
для такой игры отлично подойдет и кровать детская. Развесьте над ней картинки с буквами: аист -А, бегемотик -Б, и так далее, перед сном несколько минут уделите повторению букв.
Поиграйте в такую игру: разложите кубики или карточки с буквами на ковре. Немного, штук пять для начала хватит. А теперь смешными голосами (как медведь, как лягушка, как птичка) произносите звуки «ОООО», «РРР», «ЖЖЖЖ»и т.д. Малыш должен угадать, какая буква рычит, какая жужжит.
Еще одна игра с буквами: «Угадай, что исчезло». Разложите несколько букв, назовите их. Затем ребенок закрывает глазки, а вы одну букву прячете. Малыш должен угадать, какая буква исчезла.
Дело наладится, уверяю Вас. Ваш малыш с увлечением освоит все буквы, если они будут представлены ему таким веселым способом. Только не надо торопиться и выкладывать сразу все буквы. Сегодня поиграйте с несколькими, завтра познакомите его с другими. Дальше — больше. Ещё важно называть буквы правильно не Мэ, а М; не Ре, а эР. Теперь можно показывать букварь. Малышу сейчас он будет очень интересен, ведь там уже его старые знакомые.
Нужно найти индивидуальный подход к каждому ребенку, и кто как не родители знают, как это лучше сделать. И тогда и буквы запомнятся, и сами сложатся в слова, а потом и в предложения. Все обязательно получится.

Для нас очевидно, что большую часть слов ребенок заучивает путем подражания: «Дай-дай», — обращается к годовалому сынишке мать и берет у него из рук игрушку; «дай-дай» — повторяет малыш. «Киса, это — киса»,- показывает на кошку взрослый; «ки-и» — как эхо, отзывается ребенок.
Но если внимательно прислушаться к детской речи, мы заметим множество слов, которые малыши как будто не могли заимствовать у нас, взрослых.
- Я — правдун! — заявляет четырехлетний Алеша.
- Фу, какая капота! -морщится от дождя трехлетний Игорек.
- Посмотри, какая букарашка! — умиляется Стасик 3 лет 5 месяцев, глядя на маленького жучка.
Дима 3 лет 2 месяцев стоит с отцом в зоологическом саду перед вольерой, в которой помещается несколько птиц разных пород, и, показывая то на одну, то на другую, добивается: «Ну, папа, как ее зовут?»
Папа пожимает плечами и молчит. Тогда Дима дергает его за рукав, решительно объясняет: «Та, бошая, называется бабука, а маленькая — кука. Запомнишь?» — и идет дальше, очень довольный, что оставил позади не каких-то неизвестных птиц, а совершенно определенных: куку и бабуку.
Мама похвалила пятилетнюю Марину за то, что она сама додумалась подмести пол и вытереть пыль: «Ты у меня совсем самостоятельная стала». Девочка очень серьезно посмотрела на мать и ответила: «Я не только самостоятельная — я и самолежательная и самосидетельная!»
Появление таких новых слов в речи детей и называют словотворчеством.
Словотворчество составляет одну из важнейших особенностей развития речи ребенка. Это явление изучали как у нас в стране (Н. А. Рыбников, А. Н. Гвоздев, К. И. Чуковский, Т. Н. Ушакова и др.), так и за границей (К. и В. Штерны, Ч. Болдуин и др.). Факты, собранные многими исследователями — лингвистами и психологами, показывают, что первые годы жизни ребенка являются периодом усиленного словотворчества (Некоторые родители не отмечают словотворчества у своих детей Это объясняется, скорее всего, тем, что они недостаточно внимательно относятся к речи своих детей). При этом оказывается, что некоторые «новые» слова наблюдаются в речи почти всех детей (например, «всехний», «всамделишний»), другие же встречаются у одних детей и не отмечаются у других («мама, ты моя мояшечка!», «какой ты диктун, папа!» и т. д.).
К. И. Чуковский подчеркивал творческую силу ребенка, его поразительную чуткость к языку, которые выявляются особенно ярко именно в процессе словотворчества. Н. А. Рыбников поражался богатством детских словообразований и их лингвистическим совершенством; он говорил о словотворчестве детей, как о «скрытой детской логике, бессознательно господствующей над умом ребенка».
Что же представляет собой эта удивительная способность ребят создавать новые слова? Почему взрослым словотворчество так трудно, а дети радуют, смешат и удивляют нас множеством новых слов, 7 по всем законам языка, которым ребенок, в сущности, еще только-только начинает овладевать? Наконец, как объяснить словотворчество наряду с той стереотипией усваиваемых ребенком речевых шаблонов, о которых мы уже довольно подробно говорили? Попробуем разобраться в этих вопросах.
Прежде всего посмотрим, как проявляется словотворчество в речи малышей.
Здесь интересно привести некоторые наблюдения психолога Т. Н. Ушаковой, которая много сделала в изучении словотворчества детей.
Т. Н. Ушакова выделяет три основных принципа, по которым дети образуют новые слова: а) часть какого-нибудь слова используется как целое слово («осколки слов»); б) к корню одного слова прибавляется окончание другого («чужие» окончания) и в) одно слово составляется из двух («синтетические слова»).
Вот примеры, взятые из работы Т. Н. Ушаковой:
«Слова-о с к о л к и»:
1. Лепь то, что слеплено): «Мы лепили-лепили, и получилась лепь» (3 года б месяцев).
2. Пах (запах): «Бабушка, чем это пахнет, какой здесь пах?» (3 года 6 месяцев).
3. Прыг (прыжок): «Собака прыгнула большим прыгом» (3 года 10 месяцев).
4. Дыб (существительное от наречия «дыбом»): «Твои волосики стоят дыбом».- «Это дыб?» (4 года 11 месяцев).
Прибавление к корню «чужого» окончания:
1. Пургинки (снежинки): «Пурга кончилась, остались только пургинки» (3 года 6 месяцев).
2. Рваность (дырка): «Я не вижу, где на кофточке рва-ность» (3 года 8 месяцев).
3. Светло (свет): «На полу кусочек светла» (3 года 8 месяцев).
4. Помогание (помощь): «Самому одеваться, без помогания?» (3 года 8 месяцев).
5. Правдун (говорящий правду): «Я — правдун!» (4 года).
6. Пахнота (запах): «Зачем меня водите в эту пахноту?» {4 года 7 месяцев).
7. Сухота (сухость): «Вы знаете, что бегемоты могут умереть от сухоты?» (5 лет).
8. Бурота (существительное от прилагательного «бурый»): «Это бурый медведь — смотри, какая бурота» (5 лет 10 месяцев).
9. ИмЕтель (тот, кто имеет): «Я иметель сала» (6 лет).
10. Страшность (страшное): «Не рассказывайте про ваши страшности» (6 лет).
«Синтетические слова»:
1. ВорунИшка — вор и врунишка (3 года 6 месяцев).
2. Бананас — банан и ананас (3 года 9 месяцев).
3. Вкуски — вкусные куски (4 года).
4. Бабезьяна — бабушка обезьяны (4 года).
В наших наблюдениях отмечено много «синтетических» глаголов и прилагательных: ледоколить («ледокол, он ледледоколит»), почайпить («мы уже почайпили»), «огромадный» {огромный и громадный — «дом такой большой, просто огромадный!»), мапин («я — мапина дочка», т. е. я мамина и папина), всехлюдная («это не твоя воспитательница, она всехлюдная!» — т. е. общая).
Как получаются «слова-осколки», понять нетрудно. А. Н. Гвоздев обратил внимание на то, что, начиная говорить, ребенок сначала как бы вырывает из слова ударный слог. Так, вместо слова «молоко» он произносит только «ко», позднее «моко» и, наконец, «молоко». Отсюда «осколки слов» в речи детей раннего возраста. Взять хотя бы слово «лепь» (то, что слеплено). Мы говорим: лепим, слеплено и т. д. — ребенок же выделяет ударный слог «леп».
Второй способ создания ребенком новых слов — присоединение к корню слова «чужого» окончания — также очень распространен. Эти слова звучат особенно своеобразно: пургинки, добрость, умность, пахнючий, радованье и т. д. Мы, взрослые, не говорим таких слов. И все же если присмотреться внимательно, то именно от нас дети получают образцы для создания таких словообразований, поэтому и здесь в конечном счете действует механизм подражания. Ведь «пургинку» ребенок создал по образцу слова «снежинка». А разве мало в русском языке слов, похожих на «горькоту» и «буроту»? Достаточно вспомнить «глухоту», «дурноту», «тесноту» и множество аналогичных слов. Ребенок придумал слово «умность» («Коты первые по умности») — а разве он не слышал слов «глупость», «слабость», «робость» и т. д.?
Интересно добавить, что новые глаголы дети образуют обычно с помощью присоединения «чужих» приставок. Налить, набрать, накидать — это наши «взрослые», обычные слова, а вот новые детские глаголы: набулькать, напирожить («Вот набулькаю полную бутылку и уйду», «Спасибо, я уже полный живот напирожила»).
В некоторых случаях малыш, услышав какую-то словесную форму, сейчас же подражательно создает новую. «Какое это наказанье, что из-за кашля ты не можешь идти в садик»,- говорит мама. «А для меня это не наказанье, а вовсе радованье», — отвечает пятилетняя дочка. В подобных случаях подражательное происхождение нового слова для нас очевидно. В большинстве же случаев образец, по которому создается новое слово, был усвоен ребенком когда-то ранее, и поэтому для окружающих людей «новое» слово ребенка является откровением.
Интересно также посмотреть, как создаются «синтетические слова». В таких словах, как «ворунишка», «бананас», «огромадный», происходит сцепление тех частей слова, которые звучат сходно: вор — врунишка, банан — ананас, огромный — громадный и т. п.
Иначе соединяются те слова, которые звучат различно, но постоянно применяются вместе, например, слова «чай» и «пить» (получается глагол «чайпить»), «вынь» и «возьми» («выньми мне занозу»), «все люди», «всех людей» (всехлюдная), «в самом деле» (всамделишный). Эти слова строятся по тому же принципу, что и «синтетические слова» взрослых: колхоз, совхоз, самолет, всеобщее и множество подобных им. В такой форме словотворчества тоже проявляется значение речевых шаблонов, которые ребенок постоянно слышит…

Словотворчество, как и усвоение обычных слов родного языка, имеет в своей основе подражание тем речевым стереотипам, которые дают детям окружающие люди. Ни одно «новое» детское слово нельзя считать абсолютно оригинальным — в словаре ребенка обязательно есть образец, по которому это слово и построено. Таким образом, усвоение речевых шаблонов и здесь является основой. Использование приставок, суффиксов, окончаний в новых словах детей всегда строго соответствует законам языка и грамматически всегда правильно — только сочетания неожиданны. В этом отношении совершенно правы те, кто подчеркивает тонкое чувство языка у детей.

Но это же тонкое чувство языка отличает весь ход формирования детской речи, оно не проявляется только в словотворчестве. Более того, если рассматривать детское словотворчество не как отдельное явление, а в связи с общим развитием речи ребенка, то напрашивается вывод о том, что в основе его лежат не особые творческие силы ребенка, а, напротив, ярко выраженная стереотипия работы его мозга. Главный механизм здесь — выработка речевых шаблонов (шаблоны наиболее затверженных глагольных форм, склонения имен существительных, изменения имен прилагательных по степеням сравнения и т. д.) и широкое использование этих шаблонов. Образец для «создания» нового слова может быть дан сейчас, а может быть усвоен ранее, но он всегда есть.

Когда дети достигают примерно пятилетнего возраста, их словотворчество начинает угасать. Все реже и реже вы слышите «новые» слова. Почему это происходит? Иссякают творческие способности ребенка? Но ведь мы уже говорили, что речь идет не о творчестве, а об общих принципах развития речи. Просто к пяти годам малыш уже прочно усвоил те обороты речи, которые используют взрослые, теперь он тонко выделил различные грамматические формы и стал свободно ориентироваться в том, какую из них и когда нужно применить. Так исчезают «моя мояшечка», «плохайка» и другие удивительные слова, которые придают такую прелесть речи маленького ребенка.

Итак, словотворчество на определенном этапе развития детской речи представляет собой закономерное явление и выражает недостаточное овладение разнообразием грамматических форм родного языка; в основе его лежат те же принципы работы мозга, что и в основе прямого усвоения того словесного материала, который мы сознательно даем нашим детям.

Вероятно, эти выводы звучат более прозаично по сравнению с распространенной точкой зрения на детское словотворчество, но они позволяют ближе подойти к пониманию сущности этого интереснейшего явления.

В каких случаях нужно проявлять беспокойство по поводу возможных нарушений речи ребенка?

До 1 года

* У ребенка врожденные пороки развития анатомических органов речи: расщелина губы и неба (в просторечии “заячья губа” и “волчья пасть”).

От 1 года до 1,5 лет

* У ребенка не появилось ни одного осмысленного слова.
* Ребенок не понимает простых просьб, не отзывается на собственное имя.
* Ребенок плохо понимает вашу речь, когда не видит ваших губ.
* Ребенок не говорит и не использует мимику и жесты.
* У ребенка появляются похожие на слова формы, но он не использует их для общения даже с самыми близкими людьми.
* Одновременно с началом речи у ребенка наблюдаются признаки заикания (он делает паузы и остановки, у него появляются запинки, повторы слов, нарушения дыхания во время речи в виде судорожного вдоха, всхлипывания).
* Ребенок говорит “гнусаво”, с носовым оттенком.
Во всех этих случаях нужно незамедлительно обратиться к логопеду — специалисту по нарушениям речи у детей. Однако сами родители тоже могут повлиять на развитие речи ребенка. Что можно сделать на ранних этапах?

1. Установите эмоциональный контакт с малышом, т.е. попытайтесь поймать взгляд ребенка и привлеките его внимание:
* принимайте неожиданные и “преувеличенные” выражения лица;
* меняйте тон голоса, напевайте;
* покачивайте головой;
* пользуйтесь способностью ребенка имитировать мимику взрослого и, наоборот, сами имитируйте движения и вокализации ребенка;
* потрясите погремушкой, привлекая взгляд ребенка, а затем дайте ее ему в ручки и обучите навыкам “игры” с ней;
* поводите перед ребенком яркой игрушкой, привлекая его внимание, и протяните эту игрушку ему;
* предложите малышу два предмета (например, погремушку и расческу) и посмотрите, какой из них он выберет. Поговорите с ребенком о том предмете, который ему понравился, а другой уберите.
2. Разговаривайте с ребенком медленно и четко, выделяя голосом то слово, которое вы хотите, чтобы он запомнил. Медленная речь взрослого дает возможность малышу “переработать” услышанное.
3. Говорите с малышом пока только о том, что происходит “здесь и теперь”.
4. Говорите достаточно громко, следите за правильностью своего произношения.
5. Играйте в “разговор по очереди”. Установите с малышом контакт глазами, улыбайтесь ему и, если он начал вокализовать, попробуйте повторить его вокализацию. Если же она окажется вам сложной для воспроизведения, можно использовать реакцию удивления: “Правда? Неужели?” — как будто звуки, которые произносит ребенок, и вправду имеют для вас большое значение. Поощряйте желание ребенка говорить.
6. Используйте прием “параллельного разговора” или “ритуал называния”. Следите за направлением взора вашего малыша. Когда он смотрит на предмет, ваш “параллельный разговор” о нем поможет запомнить и научиться понимать значение этого слова. Совершайте с ребенком экскурсии по дому, как можно раньше научите малыша показывать пальчиком предмет, который его заинтересовал, а сами называйте этот предмет. Называть старайтесь не только предметы, но и действия, которые осуществляет ребенок, например: “Дима кушает кашку! Ам! Вкусная кашка!” Таким образом вы будете способствовать быстрому росту словарного запаса ребенка.
7. Когда малышу исполнится 6 месяцев, обязательно начните читать ему книжки и показывать в них картинки.
8. Поощряйте стремление малыша брать на себя инициативу в разговоре, пусть он получает от этого удовольствие.
9. Используйте прием дополнения и развития мысли. Когда малыш начинает говорить отдельными словами, обязательно дополняйте сказанное. Так вы быстрее перейдете к следующему этапу развития ребенка — фразовой речи. “Ки!” — скажет ребенок, указывая на кошку, а вы договорите за него, превращая сказанное в предложение: “Да, это киса. Киса говорит: “Мяу!””.
10. Используйте прием объяснения. Начните это делать, когда будете учить ребенка запоминать названия цвета. “Вот помидор. Он красный. Мячик тоже красный. Они оба красные”. В дальнейшем этот прием пригодится вам для того, чтобы дать ребенку нужную информацию о планировании, начале и окончании действия: “Сначала мы покушаем, потом оденемся и пойдем гулять”, — говорит мама, рассказывая малышу о последовательности событий, которые будут происходить в ближайшее время.
11. Как только ребенку станет понятным вопрос “Что это?”, называйте новые слова, показывая различные предметы. Сначала используйте этот прием наоборот, то есть сами спрашивайте: “Что это?”, побуждая малыша ответить на вопрос, употребив знакомое для него слово.
12. Используйте прием “лесов” (подпорок), применяя специальные речевые игры: “Гуси-гуси”, “Сорока-воровка”, “Каравай-каравай”. Когда вы убедитесь в том, что ребенок запомнил весь стихотворный ряд, начните сознательно пропускать последнее рифмованное слово в строчке, чтобы он его озвучил. Мама: «Гуси, гуси…» — Ребенок: «Га-га-га!» — Мама: «Есть хотите?» — Ребенок: «Да-да-да!» Таким образом ребенок обучается в контексте игровой ситуации, которая является “подпоркой”, помощью в развитии его умения общаться. Не забывайте использовать этот прием, когда малыш немного подрастет и вы будете учить стихи. Опускайте последнее слово в строчке.
13. Пойте малышу песенки, поощряя его подпевать и тем самым запоминать новые слова.
14. Совершайте с ребенком целенаправленные экскурсии и знакомьте его с новым для него понятием, объектом, а следовательно, и словом. Первоначально, когда малышу еще не исполнился год, это может быть “экскурсия” во двор, где вы ему покажете птичку, кошку, листик, одуванчик и т.п.
15. Не перегружайте ребенка чересчур сложными словами и фразами. В погоне за обогащением его речи не забывайте о том, что говорить с детьми нужно просто, на доступном для них уровне.
16. Нужно ли “сюсюкать”? Ответ на этот вопрос прост — всему свое время. Педагогам знакомо понятие “детская речь”, или “язык няни” — как принято говорить во многих странах. Всем взрослым по отношению к крохотному созданию хочется говорить ласково и использовать уменьшительно-ласкательные формы слов. Именно поэтому мы говорим “носик”, “ручка”, “ротик”. Когда малыш начинает говорить сам, мы, невольно подражая и помогая ему, сами начинаем употреблять: “Бах”!”, “Ам-ам!”, “Ни-ни”, “Ко-ко”. Сами того не осознавая, мы развиваем этим приемом речь малыша — обучая его тем формам слов, которые пока ему доступны. Такой язык не вреден, а необходим малышу. По мере того как произносительные возможности ребенка будут развиваться, он сам начнет переходить к более сложным формам слов, отказываясь от подобных звукокомплексов. И мы должны будем от них отказаться тоже.

Хотя взрослым кажется, что усвоение ребенком речи носит спонтанный, хаотический характер, это далеко не так. Для детей разных стран и континентов характерна одна и та же хронология и последовательность в усвоении языка. Развитие детской речи до трех лет традиционно разделяют на три основных этапа:

1) доречевой этап — от рождения до одного года, который делится на период гуления и период лепета;

2) дограмматический этап первичного освоения языка — от года до двух лет;

3) этап усвоения грамматики, занимающий третий год жизни ребенка.

Предпосылки к усвоению языка являются врожденными. Находясь в утробе матери, ребенок слышит ее голос, а следовательно, получает информацию об особенностях родного “материнского” языка, на котором ему придется говорить в дальнейшем. А по какому пути идет овладение способностью говорить? Ребенок заявляет о своем появлении в этот мир криком. Затем единственной реальной возможностью поведать о том, что его беспокоит, становится плач. Заботливая мама способна по характеру плача судить о том, является ли он проявлением боли, голода или скуки.

Для того чтобы овладеть языком (понимать его и общаться на нем), ребенок должен, во-первых, находиться в так называемой “языковой среде” — иметь возможность слышать окружающую речь и, во-вторых, овладеть способностью воспроизводить звуки, звукосочетания, а затем и основные смысловые единицы языка — слова. “Критическим” периодом развития речи ребенка являются первые три года жизни. К этому времени он овладевает главными грамматическими формами родного языка, накапливает большой запас слов. Если же в первые три года речи малыша не будет уделено должного внимания, то в дальнейшем потребуется масса усилий, чтобы наверстать упущенное.

Развитие речи ребенка идет по двум направлениям. Это развитие понимания речи и развитие “активной”, собственной речи как способности говорить, т.е. импрессивной и экспрессивной речи. Каким образом это происходит?

От рождения до 1 месяца

Современными исследователями доказано, что новорожденный обладает способностью отличать речь от любых других звуков окружающей среды и поэтому по-иному на нее реагирует. Малыш отдает предпочтение голосу одного, особого взрослого — матери и очень быстро “обучается” живо и адекватно реагировать на выражение ее лица, на ее интонацию.

Дети более спокойны, когда слышат обращенную к ним негромкую речь. Поскольку ребенку трудно воспринимать обилие лишних звуков, специалисты советуют родителям выключать радио, телевизор, магнитофон в момент общения со своим малышом.

1-3 месяца

В этот период организуется система нервных клеток, ответственных за зрение. Ребенок начинает различать звуки, узнавать голос мамы. К концу второго месяца малыш уже умеет смеяться и гулить, издавая нежный, низкий гласный звук в ответ на обращенную к нему речь. К трем месяцам — умеет отличать голос мамы от голосов других женщин. Полезно рассматривать с ребенком яркие картинки, разговаривать с ним.

Малыш до 3 месяцев:

* пугается резких звуков или хлопков, произведенных на расстоянии 12-15 см от его уха;
* просыпается или двигается во сне от громких звуков;
* плачем реагирует на пугающий его громкий звук (грохот, лай собаки);
* наоборот, перестает плакать или замирает, услышав неожиданный звук;
* успокаивается, услышав приятные звуки, смех;
* прислушивается к вашему голосу;
* вступает с вами в “разговор”, воркуя в ответ на ваши слова;
* звуком выражает желание взять или отдать вещь;
* проявляет интерес к контрастным звукам, реагирует на изменение высоты и громкости вашего голоса.

3-6 месяцев

В этом возрасте ребенок учится в основном за счет зрения. Его внимание привлекают движущиеся предметы. Разговаривайте с малышом, показывайте ему в книгах все более сложные картинки, на которых изображены реальные предметы (лучше пользоваться детскими изданиями).

Малыш от 3 до 6 месяцев:

* узнает голос матери или любого другого близкого человека, постоянно ухаживающего за ним;
* слушает звуки, которые издает сам (крик, чмоканье губами, плач, прищелкивание языком); в одиночестве гулит, смеется, лепечет, испытывая при этом удовольствие;
* поворачивает голову в сторону источника звука;
* постепенно начинает воспринимать ритм, интонации, частоту и долготу звуков;
* любит слушать музыку;
* перестает двигаться, услышав новый для него звук.

6-7 месяцев

Ребенок узнает, что такое причинно-следственная связь, для чего служат те или иные предметы. В возрасте 5-6 месяцев малыш может сочетать гласные с согласными, образует цепочки звуков, типа “бабаба”, “дадада”, “гагага” — у него появляется лепет. По звучанию эти интонированные цепочки напоминают настоящую речь, поэтому зачастую мамы склонны принимать их за первые осмысленные слова, хотя это не так. Делая что-нибудь, объясняйте ребенку свои действия, например: “Вот видишь, я нажал ручку, и дверь открылась” или “Я повернул кран, и полилась вода”.

7-9 месяцев

Ребенок может связывать достаточно отдаленный звук со знакомым человеком. Когда раздастся звонок в дверь, скажите ему, кто пришел, и т.п.

Малыш от 6 до 9 месяцев:

* определяет местоположение источника звука, поворачивает голову, когда слышит звук справа, слева, спереди, сзади;
* знает свое имя и реагирует на него;
* опускает голову к звуку, источник которого находится ниже уровня его глаз;
* лепечет, произносит цепочки слов, похожие на настоящие слова;
* имитирует звуки и интонацию;
* пытается отвечать маме, когда она с ним заговаривает;
* понимает значение простейших слов (“да” — “нет”);
* слушает разговор людей;
* различает по именам членов семьи (даже когда не видит перед собой человека, имя которого называют);
* умеет играть в “Ладушки” и “Ку-ку”.

9-12 месяцев

Лепет малыша становится богаче и разнообразнее, а после появления первых настоящих слов постепенно затухает. Ребенок способен воплотить в жизнь некоторые “теоретические знания”, сочетая свои способности к восприятию с двигательными навыками. Помогите ему включить свет или открыть кран.

Малыш от 9 до 12 месяцев:

* проявляет интерес к звучащим предметам и игрушкам;
* указывает рукой на хорошо знакомые предметы или людей, которых ему называют;
* имитирует большое количество звуков;
* поворачивает голову к источнику звука во всех направлениях;
* произносит 1-2 осмысленных слова, состоящих из одного или двух слогов (“дать”, “мама”, “баба”) или представляющих собою усеченные формы более длинных слов (например, “агу” — огурец, “ма” — маленький).

1-1,5 года

Интеллект ребенка быстро развивается и усложняется. Помогайте ему произносить новые слова, тогда он начнет исследовать окружающий мир более активно. Дайте ему возможность изучать разные предметы — конечно, под вашим присмотром.

Лепет еще не является собственной речью, он не зависит от “научения”, а является показателем созревания малыша. Это подтверждается тем, что лепет есть даже у глухих от рождения детей, которые не слышат ни окружающих их звуков, ни звуков, которые издают сами. Лепетать они начинают в том же возрасте, что и нормально слышащие дети, но более монотонно, а со временем лепет и вовсе затухает из-за отсутствия обратной связи и специальных приемов стимулирования речи.

В возрасте одного года ребенок целенаправленно использует для общения жесты. Для него важно, чтобы взрослый обращал внимание на интересующий его предмет. Показав на предмет, ребенок ждет отклика взрослого. Если мама не смотрит в нужном направлении, он привлекает ее внимание, потянув за руку или одежду, а затем снова делает указательный жест. В свою очередь, годовалый ребенок знает, что указательный жест, используемый взрослыми, означает, что ему нужно посмотреть в нужном направлении, а не на руку или лицо родителей, как он делал это ранее. Помимо указательного жеста у детей появляются и другие — протягивание открытой ладони, хватательный и другие жесты, с помощью которых ребенок просит взрослого о чем-то. Таким образом, жесты годовалых малышей можно разделить на две группы.

1. Указательный жест. В диалоге между ребенком и взрослым он означает: “Посмотри на …” или “Расскажи мне об…”. Если “слушающий” смотрит в указанном направлении, называет предмет или что-нибудь рассказывает о нем, ребенок остается доволен.

2. Жест дотягивания. С его помощью ребенок пытается попросить взрослого: “Дай мне …” или “Дай мне посмотреть (потрогать, поиграть)”. В ответ на такой жест ребенок предполагает увидеть со стороны взрослого немедленное действие или ответ. Чтобы “усилить эффект”, ребенок начинает проявлять нетерпение повторными жестами или хныканьем, добиваясь получения того, чего хочет.

Оба эти типа жестов предшествуют словам, выражающим утверждение и просьбу. Когда в речи ребенка начинают появляться слова, отражающие эти понятия (например, слова “вот”, “дать”, “ма” — усеченное обращение к матери, выражающее просьбу), указательные жесты и жесты дотягивания еще некоторое время продолжают использоваться ребенком вместе с отдельными словами и их комбинациями. Вообще, первые слова детей очень часто сочетаются с жестами. Примерами могут служить традиционное “Пока-пока”, сопровождающееся помахиванием, или слово “Ам”, которому сопутствует движение руки по направлению ко рту. Взрослые сами провоцируют появление такого сочетания играми, в которых чтение стишков-потешек сопровождается синхронными жестами. Наиболее ярким примером может служить одна из самых распространенных игр первого года жизни малыша: “Полетели, полетели, на головку сели”.

Постепенно основным средством общения ребенка становится словесная речь. Она вытесняет жесты и не относящийся к предмету лепет. Между пассивной речью (понимание значения слова) и активной речью (произнесение слова) ребенка пока существует диссонанс. Ребенок знает и понимает гораздо больше слов, чем говорит. Согласно исследованиям, с начала второго года жизни за месяц ребенок начинает понимать около 20 новых слов, тогда как произносит в среднем около девяти. Слова “мама”, “папа” и “баба” — самые значимые для ребенка и потому появляются одними из первых. Помимо того, они состоят из наиболее “простых” для произнесения ребенком звуков. Какие слова появятся в речи ребенка следующими, зависит от потребностей и окружения ребенка, а также интересов его семьи.

К полутора годам словарный запас малыша может приблизиться к 50 словам. Как правило, первые слова ребенка обозначают наиболее важные для него объекты — лица, предметы, действия. Их можно разделить на несколько смысловых групп:

* наиболее значимые для ребенка лица (мама, папа, баба, деда, дядя, тетя и т.д.);
* действия (дать, пить, есть (“ам”) и т.д.);
* еда (молоко, банан, вода, печенье);
* части лица и тела (нос, рот, зубы);
* игрушки и вещи (барабан, мяч, соска);
* одежда и обувь (носок, туфли, шапка);
* транспорт (машина, самолет);
* слова, отражающие состояния человека (“хочу”, “ой”, “ай”).

Первоначально одно и то же слово может относиться как к названию предмета, так и к действию с ним. Малыш может сказать: “Мяч!” — и в том случае, если увидел этот предмет, и в том случае, если хочет, чтобы ему дали мяч. Он может использовать одно и то же слово для обозначения схожей группы предметов (филологи называют это явление “расширением значения слова”). Так, словом “кошка” ребенок может называть всех четвероногих. Но встречаются и обратные случаи — “сужения” значения слова, — когда малыш словом “собака” назовет только ту собаку, которая живет у него дома.

Первые слова, произносимые ребенком, иногда трудно узнаваемы или вообще не похожи на оригинал. Но слово следует считать словом уже тогда, когда ребенок произносит его по-своему, каждый раз относя к одному и тому же предмету или действию (например, “ам-ам” — вместо “кушать”, “мяу” или “ау” — вместо “кошка”, “ди” — вместо “иди”).

Что называет или обозначает ребенок первый раз? Естественно, на этот вопрос пытаются ответить не только ученые, но и родители. Так хочется запомнить это первое слово малыша и выяснить, что же прежде всего называет ребенок. Кажется, что своим первым словом он должен назвать что-то самое дорогое, нужное и любимое. Конечно, каждой матери хочется, чтобы этим словом было самое родное и дорогое слово «мама», любящая и заботливая бабушка надеется, что самым, первым словом внука будет «бабуля» или просто «баба». А может, он назовет свою любимую игрушку? А может, произнесет свое имя, которое так часто слышал от взрослых? Но как ни странно, ничего такого, как правило, не бывает. Чаще всего вообще трудно «поймать» это первое слово, понять, что именно оно обозначает, потому что внешне оно слишком похоже на лепетные вокализации. Но тем не менее это уже не вокализация, а слово, потому что оно повторяется в одних и тех же обстоятельствах и обозначает что-то совершенно определенное. Не общее доброжелательное настроение ребенка и не его аморфное желание пообщаться со взрослым, а нечто совершенно конкретное и однозначное. А вот что именно, взрослому бывает выяснить трудно. Потому что одно слово содержит в себе сразу все: и подлежащее, и сказуемое, и обстоятельства места и времени и всевозможные определения. Первое детское «дай» — это не просто глагол в повелительном наклонении и не просто сказуемое. Это уже развернутое предложение, а может, и целая фраза, которую можно перевести на язык взрослых примерно следующим образом: «Милая мама, достань мне, пожалуйста, со шкафа как можно скорее эту куклу в синем платье. Она мне очень-очень нужна, я хочу играть с ней. Она мне очень нравится». Так бы, наверное, сказал ребенок постарше. Но ребенок в 1,5—2 года так сказать не может (за исключением некоторых вундеркиндов, о которых мы сейчас говорить не будем). Да и нет никакой особенной нужды в таких полных, развернутых предложениях. Потому что мама и так все поймет, и все пропущенные члены предложения наглядно присутствуют в поведении ребенка и в конкретной ситуации: в том, как ребенок смотрит на куклу, в его указательном жесте и в нетерпении, с которым он тянется к игрушке. И естественно, мама понимает своего малыша с полуслова, не осознавая, что он подразумевал полное предложение (а может быть, и фразу).

Точно так же, называя какой-то предмет удобным для себя комплексом звуков (ляля, коко, тита и пр.), малыш произносит не название отдельного предмета, а целую фразу, в которой есть и отношение, и желание, и действие с этим предметом. Но устойчивая связь конкретных звуков с определенным предметом или предметным действием свидетельствует о том, что это уже не просто детский лепет, а первое слово ребенка. Правда, это слово может существовать и быть понято только в совершенно конкретной наглядной ситуации. Очень важное отличие слова от любых других знаков, в частности, тех, которые используют животные, состоит в том, что оно само по себе не имеет ничего общего с тем предметом, который оно обозначает. Оно не содержит в себе ни одного из признаков обозначаемой вещи: ни цвета, ни размера, ни формы. Именно поэтому слово может существовать отдельно от своего значения. Правда, в истории языкознания с давних времен до наших дней снова и снова возникали гипотезы о звукоподражательном происхождении слов. (Современные психолингвисты называют это проблемой «звукового символизма».) Однако все попытки вывести название какой-либо вещи из ее вида, формы или запаха кончались ничем. Вряд ли кто-нибудь будет серьезно настаивать на том, что буква Д похожа на домик, поэтому дом назвали домом. Или что курицу назвали курицей, потому что она произносит «ко-ко-ко». Звучание слов человеческой речи не должно и не может отражать обозначаемые действия, звуки, предметы. Именно эта «свобода» слова от того, что оно обозначает, создает возможность самостоятельной жизни слова, и образования их бесчисленных сочетаний. Как из трех десятков букв, ничего не значащих самих по себе, можно построить до миллиона слов, так благодаря определенным правилам сочетания слов из них можно образовать число предложений, превосходящее число атомов во Вселенной, несущих безграничную информацию о мыслях, чувствах, явлениях.

Между тем первые слова ребенка такой свободой еще не обладают. Они поначалу настолько слиты с предметами, что отделение их от предмета требует специальных усилий. Ребенок может назвать только тот предмет, который он видит перед собой, только то действие, которое он осуществляет сейчас же. Он может сказать «ляля», только если видит куклу; «ав» — если встретит на улице собаку. Говорить о кукле или собаке, не воспринимая их в данный момент, он (в 1—2 года) еще не умеет. Потому что слово еще не отделимо от предмета. Оно является его неотъемлемым свойством, качеством, признаком и без этого предмет существовать не может. То, что предмет, находящийся перед ним на столе, называется «тарелкой» так же естественно, как то, что этот предмет круглый, белый и из него надо есть кашу. Это слияние слова с предметом важная, но не единственная характеристика первых слов ребенка.

Даже самые первые слова ребенка — это уже не просто названия отдельных предметов, но своего рода обобщения целого класса предметов или явлений. Правда, обобщения совсем не такие, как у взрослых. Дети могут называть одним и тем же словом совершенно различные и, казалось бы, совсем не похожие друг на друга предметы. Например, словом «кика» малыш может называть и кошку, и мех на своем пальтишке, и мамины волосы, и варежки, и плюшевого мишку. С точки зрения взрослого, в этих вещах нет ничего общего. Но для малыша все они теплые, мягкие и приятные, как киса, поэтому все они — «кика». Для взрослого этот признак «мягкости» в окружающих предметах совершенно неважен. А для малыша это может быть главным, потому что в своих первых обобщениях он руководствуется прежде всего непосредственным ощущением.

Непонятность речи маленького ребенка для взрослых во многом связана с тем, что дети обобщают окружающие предметы по признакам, совершенно неведомым для взрослых, и докопаться, почему вдруг малыш называет ботинки «тяпа», а воду в ванне «лока», бывает не просто. Но возможно. Можно вспомнить, что словом «тяпа» он называет носочки, валенки, колготки и все что одевается на ноги, так же как тапочки. А в ванне, когда-то он купался, играя с детской пластмассовой лодочкой, и ему было так интересно, что с тех пор все, что связано с купанием, стало называться именем лодочки («лока»). Портфель, шляпа, очки могут называться «папа», потому что они принадлежат папе. Неожиданность и разнообразие признаков, по которым дети обобщают самые разные предметы, уже давно привлекают к себе ученых. Среди этих признаков и цвет, и форма, и назначение предмета, и место встречи с ним, и даже принадлежность какому-то человеку. Но все эти признаки внешние, ощутимые, их можно увидеть, потрогать, связать с радостным или тревожным впечатлением. Получается, что даже самые первые попытки ребенка заговорить приводят к тому, что слово начинает отделяться от предмета и само становится своеобразным предметом, с которым пробует действовать малыш.

Понятие видов речевой деятельности пришло в методику преподавания родного языка из методики преподавания иностранного языка. Оно принадлежит известному лингвисту и педагогу академику Льву Владимировичу Щербе.
В сущности, это — понятие как методическое, так и психологическое. Ведь обучение чтению, письму и письменной речи, устной речи — это по сути формирование специфических речевых навыков и основанных на них речевых или коммуникативно-речевых умений (имеется в виду применение навыков для решения различных конкретных, прежде всего коммуникативных, задач). Виды речевой деятельности — это и есть различные виды речевых навыков и речевых умений. Обычно выделяется четыре основных вида речевой деятельности: это чтение, аудирование (слушание); они объединяются под названием рецептивных видов речевой деятельности; устная речь и письмо (вместе с письменной речью; последние два вида речевой деятельности обычно называются продуктивными).
Понятие видов речевой деятельности в методике родного языка позволяет более четко представить себе психологические закономерности формирования соответствующих навыков и умений. Логично ожидать, что методические приемы, виды упражнений и т.д. должны быть соотнесены со структурой и формированием соответствующих психологических механизмов, всегда комплексных и многоуровневых. На практике необходимость обеспечивать формирование отдельных психологических операций и их комплексов не может не считаться с фактом взаимодействия разных видов речевой деятельности, их взаимной переплетенности, особенно при решении сложных коммуникативных задач. Так, недооценка работы по формированию фонематического слуха порождает множество ошибок в письме.
«Мыслит не мышление, мыслит человек», — писал в одной из своих работ великий психолог Л.С. Выготский. Так же точно пишет не рука, говорит не язык, слушает не ухо. Человек как целостный субъект психической деятельности, как личность использует свои речевые (в широком смысле) навыки и умения в жизни для решения встающих перед ним проблем. И быть, скажем, грамотным нужно не столько для того, чтобы получить аттестат зрелости, сколько для того, чтобы стать полноценным человеком среди других людей, реализоваться полностью.

Говорить и слышать (но не слушать!) умеет любой нормальный ребенок. Тем не менее мы в методике говорим о «развитии речи». Что же здесь развивается? Развивается умение определять коммуникативную задачу (чего я хочу добиться), осознавать свою речь, делать ее произвольной и уметь адекватно подбирать языковые или речевые средства для достижения поставленных целей. Но помимо простейших (а на самом деле чрезвычайно сложных) речевых навыков и таких же «простых» коммуникативных умений (например, диалогической речи или «букварного» чтения), мы обучаем и более сложным (еще более сложным!) умениям, базирующимся на тех же навыках. Именно эти сложные умения устной речи объединяются в системе «Школа 2100″ в предмете «Риторика». Ребенок, умеющий хорошо общаться с родителями или сверстниками, должен вновь научиться, скажем, отвечать на уроке (простейший случай устной публичной речи). Уметь слышать реплику собеседника — не значит уметь слушать и понимать рассказ учителя на уроке и мочь правильно на него отреагировать.
Особенно остро этот вопрос стоит применительно к обучению чтению. Мы почему-то часто считаем, что, научив ребенка читать вслух, мы обеспечили у него умение читать про себя. Вообще-то обучение чтению вслух — это не столько обучение чтению, сколько обучение устной речи и развитие артикуляционного аппарата. А научив его читать про себя «медленно и осмысленно» (как будто есть бессмысленное чтение!), мы-де тем самым научили его читать вообще (учебник, газету, художественную литературу). Но чему мы специально не учили, того школьник, вероятнее всего, уметь не будет. Если мы его научили «медленному», как порой говорят, изучающему чтению, то когда он столкнется с необходимостью просмотрового, или ознакомительного, чтения, он может просто встать в тупик. Я сталкивался с сотнями людей, в том числе с высшим образованием и учеными степенями, которые так до седых волос и не научились просмотровому чтению. (Это — вечный контингент курсов так называемого динамического чтения.) Учить следует не «чтению вообще» на одном конкретном его виде, а различным видам чтения и умению свободно переходить от одного к другому в зависимости от цели чтения и характера текста. (Много бед в школьном преподавании литературы коренится в том, что мы не учим читать художественный текст как художественный.)

Не менее сложно обстоит дело с аудированием (слушанием). Многим кажется, что ему вообще не надо учить. Действительно, у многих детей умения аудирования формируются спонтанно, без нашего активного участия (не будем говорить, какой ценой). Но проходят годы, и выясняется, что кто-то из них на уроке в старшем классе не способен вычленить в рассказе учителя главные мысли, удержать их в памяти, а то и вообще сосредоточиться на процессе слушания. Почему-то это часто называют ленью или невнимательностью и винят в этом самого ученика. Но он-то виноват здесь в последнюю очередь: это результат недообученности.
Китайский мудрец Конфуций учил, что если что-то получается не так, то достойный человек винит в этом самого себя, а глупец — другого. Эту заповедь Конфуция неплохо бы взять на вооружение и нашим учителям, и нашим методистам.
Что касается письма, то научить письму это совсем не значит научить письменной речи, письменному изложению своих мыслей. Научив запоминать и излагать чужие мысли, нельзя считать это полноценной подготовкой к сочинению. Впрочем, выпускники общей средней школы не способны в своем большинстве написать ни деловой, ни научный, ни художественный текст. А ведь многие из этих умений понадобятся им и в вузе, и на рабочем месте, и просто в жизни. Учить письменной речи — значит раскрыть перед учеником всю палитру ее коммуникативных возможностей.
Едва ли правильно совершенно отдельно и бессвязно «работать над чтением» или «письмом», как и над устной речью и аудированием. В голове ученика они неразрывны и все равно соединятся, как бы мы их ни преподавали. Не лучше ли с самого начала строить уроки чтения и письма как интегрированные? Именно это мы и делаем в нашей системе.

Внятность и четкость речи зависят от развития мышц языка, челюсти, состояния зубов, носоглотки. Поэтому, если вы хотите, чтобы ваш ребенок красиво и правильно говорил, следите за здоровьем зубов, состоянием прикуса и до конца пролечивайте заболевания.

Наиболее активно участвует в образовании слов язык. От его положения, от того, какую форму он принимает (распластанный и образует желоб, кончик языка сужен и касается верхних резцов и т.п.), зависит правильное произношение большинства звуков русского языка.

Правильное речевое дыхание обеспечивает наилучшее звучание голоса. Своеобразный вдох и последующий плавный выдох создают условия для непрерывного и плавного звучания речи, для свободного скольжения голоса по высоте, для перехода от тихой речи к громкой и наоборот.

Следующим важным моментом в развитии речи является развитый фонематический слух, т.е. умение отличать речевые звуки (фонемы) от других. Это дает возможность различать близкие по звучанию слова: мал — мял, рак — лак.

Чтобы выработать хорошую дикцию у ребенка, обеспечить четкое и благозвучное произношение, мы предлагаем вам уделить внимание играм для развития речевого дыхания и фонематического слуха. Следует, играя с ребенком, правильно произносить звуки в слове, обращая внимание малыша на правильное произношение.

ЖИРАФ И МЫШОНОК
Цель: формирование речевого дыхания и правильного звукопроизношения.
Ход игры
Ребенок стоит выпрямившись, затем встает на колени, поднимает руки вверх, тянется и смотрит на руки — вдох («У жирафа рост большой…»). Приседает, обхватив руками колени и опустив голову, — выдох, с произношением звука ш-ш-ш («…У мышонка — маленький»).
Потом ребенок идет и одновременно произносит:
Наш жираф пошел домой
Вместе с мышкой серенькой.
У жирафа рост большой,
У мышонка — маленький.
(Повторить 6-8 раз.)

РАЗНОЦВЕТНЫЕ СНЕЖИНКИ (Возраст — 4 года)
Цель: развитие координации и мелкой моторики рук, воздействие на центры речи, формирование аккуратности.
Материал: фломастеры, белая бумага, ножницы.
Ход игры
Ведущий показывает, как сделать снежинки из листов бумаги, прорезая их. После того как дети сделают много резных снежинок, он говорит, что снежинки получились хоть и разные, но одноцветные. Тут пришли друзья-фломастеры и подарили снежинкам разноцветные платья. Ведущий просит детей раскрасить снежинки.
Т.к. снежинки получаются ажурными, необходимо, чтобы бумага была попрочнее. Движения по закрашиванию влияют на развитие мелкой моторики рук.

ЛИСА-ПАТРИКЕЕВНА
Цель: формирование правильной артикуляции челюстей и около- ротовой мускулатуры в покое.
Материал: доска («мостик») или широкая лента, маленькие сушки или печенье.
Ход игры
«Мостик»-доска лежит на полу Ребенок идет по мостику, открывает рот, высовывает язык, на кончик которого ведущий кладет крекер. Пройдя мостик, ребенок съедает печенье.

ЛЯГУШКИ-КВАКУШКИ (Возраст — 4 года)
Цель: развитие координации зрительного, слухового и моторных анализаторов, формирование правильного речевого дыхания.
Материал: шнур, стулья.
Ход игры
Посередине площадки чертят большой круг или кладут толстый шнур в форме круга. Внутри круга — «болото». Группа детей располагается по краю круга, остальные садятся на стулья, расставленные на одной стороне площадки. Вместе с детьми, сидящими на стульях, ведущий декламирует:
По тропинке, по дорожке
Скачут, прыгают лягушки.
Ква-ква-ква,
Скачут, прыгают лягушки.
Ква-ква-ква.
Дети, сидящие по кругу, подпрыгивают, изображая лягушек. По окончании стихотворения дети, сидящие на стульях, хлопают в ладоши (пугают «лягушек»). «Лягушки» прыгают в «болото»: перепрыгивают через черту и присаживаются на корточки, произнося «ква-ква» с глубоким выдохом.
В конце игры ведущий просит детей потянуться, поднять вверх руки, посмотреть на них (вдох).

ЗВУКИ ПО КРУГУ
Цель: развитие фонематического слуха, распознавание звуков в контексте слова и определение их места в названии предмета.
Материал: коробка с маленькими предметами или карточками с изображенными на них предметами, расположенными так, чтобы при их назывании в них слышался отрабатываемый звук; коврик, 6 коробок: 3 — зеленых, 3 — синих.
Ход игры
В игре принимают участие несколько детей. Дети сидят по кругу. В центре круга на коврике лежит коробка с предметами и 6 коробок (зеленые — для мягких звуков, синие — для твердых звуков). На коробках наклеены буквы: н — начало слова, с — середина слова, к — конец слова.
Дети по очереди входят в круг и выбирают в коробке одну из игрушек (карточек). Затем, по просьбе ведущего, каждый из детей встает, четко произносит название своей игрушки (карточки с изображением предмета) и определяет, где он слышит звук, который назвал ведущий: в конце, в середине, в начале слова. Затем определяет его мягкость или твердость и кладет игрушку (карточку) в соответствующую коробочку.
Дети одобряют или корректируют услышанный вариант.

НАЧАЛО, СЕРЕДИНА, КОНЕЦ
Цель: развитие фонематического слуха — научить детей распознавать звуки и выделять их, определять место звука в названии предмета.
Материал: коробка с различными маленькими предметами, в названии которых слышится один из звуков (например, «м» — и тогда в коробке лежат замок, гном, марка и т.д.). Коробка разделена на три части (н — начало слова, с — середина, к — конец). По мере усвоения игры предметы заменяются картинками.
Ход игры
Ребенок берет из коробки один из предметов, называет его вслух и определяет, где он слышит звук «м»: в начале, середине или в конце слова. Затем кладет этот предмет в соответствующее отделение коробки. При этом ребенок может и не знать букв, символизирующих звуки.

ВЕСЕЛЫЙ ПОПУГАЙЧИК
Цель: развитие звуко-фонематического анализа, формирование чувства ритма, развитие способности звукоподражания.
Ход игры
Ведущий проговаривает слоговые ряды с отстукиванием или отхлопыва-нием каждого слога. Ребенку говорят: «Ты — веселый попугайчик, а попугайчики повторяют каждое слово. Сможешь ли ты повторить за мной и отстукать ребром ладони каждое слово? Будь внимателен».
Ребенок и ведущий сидят друг против друга за столом. По команде ребенок начинает отстукивать и повторять слоги:
а) одинаковые — ра-ра-ра;
б) со сменой темпа (медленно — быстро) — ра-ра-ра-ра — ра-ра-ра-ра — ра-ра-ра — ра-ра-ра; ра-ра-ра-ра;
в) с наращиванием ряда — па — па-па — па-па-па — па-па-па-па — папа-па-па-па. Необходимо следить за достижением координации голоса и движений.

Из всех звуков русского языка звук р наиболее сложен по образованию, требует точных движений различных частей языка, поэтому его нарушения бывают многообразными. Причин нарушения звуков р и рь может быть несколько:
* укороченная подъязычная связка (`уздечка`), ограничивающая движение вверх кончика языка и передней части спинки языка;
* слабость мышц языка;
* неумение выполнять языком произвольные целенапрвленные движения;
* нарушения фонематического слуха.

Встречается часто у детей и взрослых. В редких случаях оно устраняется без специальной помощи, и если его не исправить, может остаться на всю жизнь.
Отличие горлового р от правильного состоит в том, что вибрация образуется колебаниями не кончика языка, а мягкого неба (маленького язычка). Такое произношение звука р считается правильным во французском, немецком и некоторых других языках.
Отличить горловое произношение от правильного нетрудно: для этого можно предложить ребенку широко открыть рот и длительно произносить р. При этом сказать правильный р невозможно, а горловой произносится свободно.
Коррекция горлового произношения звука р производится в несколько этапов.
Подготовительный этап.
Если у ребенка язык неповоротливый, напряженный и в речи нет правильных звуков ш и ж, следует прибегнуть к артикуляционной гимнастике, посредством которой будут выработаны нужные положения и движения языка.
Постановка звука.
Если у ребенка есть правильно произносимые звуки ш и ж, нужно сразу приступить к постановке проторного р, а затем выработке вибрации кончика языка (как при отсутствии звука).
P проторный необходимо получить для того, чтобы активизировать кончик языка и снять вибрацию маленького язычка или мягкого неба. Полученный звук закрепляют путем многократного повторения.Необходимо, чтобы ребенок контролировал зрительно свои движения перед зеркалом.
Автоматизация звука.
Когда будет получен правильный звук р, его очень осторожно вводят в слова. Привыкнув к горловому произношению, ребенок не всегда может проконтролировать свою артикуляцию. Поэтому длительное время необходимы самоконтроль и контроль со стороны взрослого.

Реклама